>Sunshine<
Цели нужно ставить большие, тогда в них будет сложнее промахнуться.
А факт
безжалостен и жуток, как наведенный арбалет: приплыли, через трое суток мне
стукнет ровно двадцать лет.

И это нехреновый возраст – такой, что Господи
прости. Вы извините за нервозность – но я в истерике почти. Сейчас пойдут
плясать вприсядку и петь, бокалами звеня: но жизнь у третьего десятка отнюдь не
радует меня.

Не то[ркает]. Как вот с любовью: в секунду - он,
никто другой. Так чтоб нутро, синхронно с бровью, вскипало вольтовой дугой,
чтоб сразу все острее, резче под взглядом его горьких глаз, ведь не учили же
беречься, и никогда не береглась; все только медленно вникают – стой, деточка,
а ты о ком? А ты отправлена в нокаут и на полу лежишь ничком; чтобы в мозгу,
когда знакомят, сирены поднимали вой; что толку трогать ножкой омут, когда
ныряешь с головой?

Нет той изюминки, интриги, что тянет за собой
вперед; читаешь две страницы книги – и сразу видишь: не попрет; сигналит
чуткий, свой, сугубый детектор внутренних пустот; берешь ладонь, целуешь в губы
и тут же знаешь: нет, не тот. В пределах моего квартала нет ни одной дороги в
рай; и я устала. Так устала, что хоть ложись да помирай.

Не прет от самого процесса, все тычут пальцами и
ржут: была вполне себе принцесса, а стала королевский шут. Все будто обделили
смыслом, размыли, развели водой. Глаз тускл, ухмылка коромыслом, и волос на
башке седой.

А надо бы рубиться в гуще, быть пионерам всем
пример – такой стремительной, бегущей, не признающей полумер. Пока меня не
раззвездело, не выбило, не занесло – найти себе родное дело, какое-нибудь
ремесло, ему всецело отдаваться – авось бабла поднимешь, но – навряд ли много.
Черт, мне двадцать. И это больше не смешно.

Не ждать, чтобы соперник выпер, а мчать вперед на
всех парах; но мне так трудно делать выбор: в загривке угнездился страх и
свесил ножки лилипутьи. Дурное, злое дежавю: я задержалась на распутье
настолько, что на нем живу.

Живу и строю укрепленья, врастая в грунт, как
лебеда; тяжелым боком, по-тюленьи ворочаю туда-сюда и мню, что обернусь
легендой из пепла, сора, барахла, как Феникс; благо юность, гендер, амбиции и
бла-бла-бла. Прорвусь, возможно, как-нибудь я, не будем думать о плохом; а
может, на своем распутье залягу и покроюсь мхом и стану камнем (не громадой,
как часто любим думать мы) – простым примером, как не
надо, которых тьмы и тьмы и тьмы.

Прогнозы, как всегда, туманны, а норов времени
строптив - я не умею строить планы с учетом дальних перспектив и думать,
сколько Бог отмерил до чартера в свой пэрадайз. Я слушаю старушку Шерил – ее
Tomorrow Never Dies.

Жизнь – это творческий задачник: условья пишутся
тобой. Подумаешь, что неудачник – и тут же проиграешь бой, сам вечно будешь
виноватым в бревне, что на пути твоем; я в общем-то не верю в фатум – его мы
сами создаем; как мыслишь – помните Декарта? – так и живешь; твой атлас – чист;
судьба есть контурная карта – ты сам себе геодезист.

Все, что мы делаем – попытка хоть как-нибудь не
умереть; так кто-то от переизбытка ресурсов покупает треть каких-нибудь
республик нищих, а кто-то – бесится и пьет, а кто-то в склепах клады ищет, а
кто-то руку в печь сует; а кто-то в бегстве от рутины, от зуда слева под ребром
рисует вечные картины, что дышат изнутри добром; а кто-то счастлив как ребенок,
когда увидит, просушив, тот самый кадр из кипы пленок – как доказательство, что жив;
а кто-нибудь в прямом эфире свой круглый оголяет зад, а многие твердят о мире,
когда им нечего сказать; так кто-то высекает риффы, поет, чтоб смерть
переорать; так я нагромождаю рифмы в свою измятую тетрадь, кладу их с нежностью
Прокруста в свою строку, как кирпичи, как будто это будет бруствер, когда за
мной придут в ночи; как будто я их пришарашу, когда начнется Страшный суд; как
будто они лягут в Чашу, и перетянут, и спасут.

От жути перед этой бездной, от этой истовой любви,
от этой боли – пой, любезный, беспомощные связки рви; тяни, как шерсть, в
чернильном мраке из сердца строки – ох, длинны!; стихом отплевывайся в драке
как смесью крови и слюны; ошпаренный небытием ли, больной абсурдом ли всего –
восстань, пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею Его и, обходя моря и
земли, сей всюду свет и торжество.

Ты не умрешь: в заветной лире душа от тленья
убежит. Черкнет статейку в «Новом мире» какой-нибудь седой мужик, переиздастся
старый сборник, устроят чтенья в ЦДЛ – и, стоя где-то в кущах горних, ты будешь
думать, что – задел; что достучался, разглядели, прочувствовали волшебство; и,
может быть, на самом деле все это стоило того.

Дай Бог труду, что нами начат, когда-нибудь найти своих,
пусть все стихи хоть что-то значат лишь для того, кто создал их. Пусть это мы
невроз лелеем, невроз всех тех, кто одинок; пусть пахнет супом, пылью, клеем
наш гордый лавровый венок. Пусть да, мы дураки и дуры, и поделом нам, дуракам.

Но просто без клавиатуры безумно холодно рукам.